DagTech Глобальные проекты Гамида Халидова
 
russian english
Проекты
Автор

 

Дагестанская правда, №120-121, 12.06.2003

Олег Санаев

Как украсть изобретение?

- Да очень просто, - утверждает дагестанский изобретатель Гамид Халидов, - надо регулярно и внимательно читать отраслевые и научно-популярные журналы. И делать это квалифицированно…

Второй номер подряд мы предоставляем страницы "толстушки" для обсуждения проблем изобретательского творчества и нелегкой жизни самих новаторов. Паузы "санитарного барьера" между публикациями "Письмо в Париж" (5 июня) и "Как украсть изобретение?" (12 июня) не последовало потому, что между этими датами кое-что произошло, а именно: мы узнали, что новый московский научно-популярный журнал "Ломоносов" опубликовал статью Джона Бирна "Лестница с неба", рассказывающую об усилиях и разработках американских фирм, посвященных повышению безопасности полетов пассажирских авиалайнеров. Вот эта-то публикация и стала поводом для нынешнего выступления, заставила поторопиться, потому что аналогичными проблемами занимается и махачкалинец Г. Халидов. Его первые статьи о коллективных способах спасения авиапассажиров появились в российской печати в 2000-2001 годах. Временной разрыв в два-три года заставляет усомниться в том, что одинаковые подходы к решению острейшей проблемы предотвращения гибели людей в авиации объясняются исключительно совпадением.

Есть старая притча про разведчика, которому поручили узнать рецептуру нового взрывчатого вещества, успешно освоенного противником. Известен был только завод, где боеприпасы производились. Получив задание, супермен не стал ни устраиваться на секретное предприятие грузчиком, ни соблазнять секретаршу директора ни похищать заветную формулу из сейфа, а просто засел с биноклем у заводских ворот, принимавших железнодорожные составы с сырьем. Через неделю наблюдений, посчитав, сколько вагонов каждого из компонентов скрывалось за воротами, разведчик знал их весовое соотношение, а здесь уже до выведения окончательной формулы недалеко.

Так вот, байка эта не про ловкого и сообразительного "шпиёна", а про сбор закрытой информации из открытых источников, чем все разведки мира пользуются уже ^много-много лет. Единственное, что меняется от десятилетия к десятилетию - так это все более растущий процент получения, отцеживания из непрерывного потока информации такого рода сведений. Сейчас он достигает то ли 85-ти, то ли 90 процентов из всего, что добываю спецслужбы, а может, и еще больше. Последними достижениями на этом пути были спутниковая разведка и компьютерные технологии. Легендарные личности типа Зорге, Филби, или Штирлица, конечно, сохранят свою роль и значение, но по производительности им никогда не угнаться за хорошо оснащенными аналитическими группами, перелопачивающими за сутки огромные массивы вполне открытой информации - отраслевой научной и общественно-политической.

И неважно, где эти аналитики в штатском работают, - в посольстве в Москве или в библиотеке Конгресса США. От их внимания не ускользнет ни заводская или гарнизонная многотиражка, ни солидный научный или ведомственный журнал, ни такое популярное когда-то издание, как "Наука и жизнь". Все они публикуют массу информации, содержащей много полезных сведений, способных хорошо помочь специалистам, работающим в узких областях. Очень часто наши авторы изобретений, жаждущие признания, публикуют рекламные статьи с сутью своих разработок, которые еще и не получили авторского свидетельства, - это вообще крупная удача и находка для чужого аналитика. Раньше несдержанных на язык журналистов пресекало хотя бы такое сгинувшее вместе с КПСС, ведомство, как "ЛИТО". Теперь же "свободная пресса" выбалтывает столько секретов, что это наверняка потребовало значительного увеличения штатов аналитических групп и заметно усилило эффективность их работы.

После этого вынужденного ликбеза можно вернуться к сути проблемы, вызвавшей ускоренную публикацию настоящей, в смысле сегодняшней, статьи. В 2000 году инженер Гамид Халидов получил авторские свидетельства на устройства и способы спасения авиапассажиров в случае аварийной ситуации, а через два года обнаружил многие свои идеи в обзоре американских разработок на ту же тему (журнал "Ломоносов" № 6 за 2002 г., статья "Лестница с небес"). Вот лишь абзац из публикации Гамида Халидова (журнал "Самолет" № 5, 2001г.):

"При падении самолета с небольшой высоты - несколько десятков метров - для снижения последствий аварий необходимо предусмотреть размещение амортизирующих устройств и материалов в простенках между стенами капсул и фюзеляжем. Также необходимо пойти на замену используемых сегодня кресел на кресла, способные к амортизации в различных плоскостях, и использование воздушных подушек, как в автомобиле. Все это в итоге должно поднять безопасность авиапассажиров и грузов на качественно новый уровень".

А вот как выглядят те же идеи в исполнении американцев через два года: "Военные испытывают пневматические подушки и ремни безопасности, которые также наполняются воздухом, чтобы защитить человека... По мнению Джонс, можно было бы внедрить на существующих самолетах, например, усиленные амортизирующие сиденья, ремни безопасности, с трехточечным креплением". А один из разделов статьи, носящий красноречивый заголовок "Нынешние кресла никуда не годятся", словно специально взят из патента Г. Халидова.

В цитируемом обзоре американского специалиста нередки ссылки на военных: мол, "военные испытывают, военные предлагают". Дело в том, что, конечно же, на военных машинах свои и чужие технические новшества должны испытываться в первую очередь, так как это диктуется интересами безопасности государства. И в этом случае с такой и без того слабой защитой, как патентование мало кто считается: в армии все делается по приказу. А дальше идеи, проверенные и хорошо себя зарекомендовавшие в военных машинах, "автоматом" переходят на пассажирские самолеты и доказать в этом случае использование чужой интеллектуальной собственности практически невозможно.

Чтобы эти факты и рассуждения не показались притянутыми за уши и чтобы не объяснять все совпадением или тем, что в любом виде творчества есть так называемые "бродячие сюжеты", нужно просто рассказать об истории взаимоотношений Г. Халидова с питерским СКБ "Рубин" (тем самым, что проектировало АПК "Курск", а после его гибели - способы его подъема). Катастрофа с "Курском" произошла 12 августа 2000 года, 3-4 сентября того же года махачкалинский инженер общался с представителями "Рубина" на Международной выставке-конференции в Питере, после чего был приглашен с докладом в сам "Рубин" и в кораблестроительный институт имени академика Крылова. Здесь он ознакомил военных корабелов с идеей использования тримаранов, то есть трехкорпусных судов для подъема со дна морей крупнотоннажных грузов, в том числе и атомных подводных лодок, показал очень убедительные видеофильмы...

Летом следующего года "Курск" со дна Баренцева моря был благополучно поднят. И явно с использованием в проекте СКБ "Рубин" идей нашего земляка, потому что примененная военными огромная баржа с укрепленными по бортам понтонами - это и есть предложенный изобретателем тримаран-спасатель. Но спорить, а тем более судиться с питерским СКБ, Г. Халидов не хочет, а доволен уже тем, что его идея пригодилась и "Курск" подняли. Но ведь "Рубину" на реализацию проекта ассигновали огромные деньги, а Халидов не получил ни рубля. Сколько же можно эксплуатировать его патриотизм?

Технические идеи и изобретения - товар скоропортящийся не только потому, что его могут украсть. Известно, что полезные новаторские идеи, предложенные, но не реализованные в одном конце света, через 6-7 лет все равно появляются в другом - такова логика прогресса. Многим, в том числе и авиационным изобретениям Гамида Халидова, защищенным патентами, уже по 3-4 года. Это одна из причин, по которой мы торопимся. А иначе российские же разработки, воплощенные в металл и электронику, нам через несколько лет придется, как это уже не раз бывало, снова покупать за рубежом. Или загружать работой разведку, как это произошло при создании советской атомной бомбы.


Вернуться к списку публикаций

 

     © DagTech 2002-2003. Дизайн Компания IWT.