DagTech Глобальные проекты Гамида Халидова
 
russian english
Проекты
Автор

 

Дагестанская правда, №114-115, 05.06.2003

Олег Санаев

Письмо в Париж... Или в Москву. Или в Ботлих.

Мало ли где у нас могут быть друзья или родственники. И мы хоть и редко, но все же пишем письма, несмотря на лень, подорожавшие конверты, на опасение наделать ошибок или насыпать лишних запятых. Еще Мопассану приписывалось предостережение о том, что "телефон убьет искусство письма". Потом, через сто лет, то же самое говорили об угрозе со стороны Интернета и электронной почты. Но письмо живо, так как телефон хоть и передает интонацию и дыхание собеседника, не позволяет отвлекаться, философствовать, делать отступления. Общение по телефону слишком служебно, торопливо, имеет посредников, о чем сожалел еще Высоцкий; да и дорого это, наконец.

Интернет тоже лишает письмо индивидуальности, а главное - убивает даже иллюзию эксклюзивности, интимности, секретности разговора - ну кому нужно признание в любви, которое бродит по всемирной паутине, напечатано стандартным шрифтом и не пахнет духами. В общем, искусство письма успешно отбивает атаки и вызовы времени и техники. Так же как и театр, который должно было поглотить кино, или книга, в альтернативу которой прочили радио и телевидение.

Но все же на смену шариковой ручки и листу бумаги господа-товарищи инженеры кое-что придумали, и прежде чем рассказать об этом изобретении, - а речь дальше пойдет именно об этом, прозвучит небольшое, но совершенно необходимое отступление. Тем более, что газетная статья - это письмо одного человека другому, а письма, как известно, отступления и воспоминания предполагают и допускают.

Итак, несколько месяцев назад, а точнее 14 февраля в уютном малом зале для поэтических вечеров и презентаций Национальной библиотеки махачкалинский инженер и изобретатель Гамид Халидов представлял научной общественности проспект с описанием своих проектов. Любопытствующих собралось немного, потому что организаторы не учли Всемирного праздника влюбленных, отмечавшегося именно тогда, и то, что студенты Политеха предпочтут праздновать День святого Валентина, а не сидеть в научной библиотеке. Но изобретатели - люди не просто увлеченные, а фанатично преданные своему делу, и Гамиду 30-ти слушателей для разговора было достаточно. Мне это напомнило концерты в филармонии, когда вокальные или фортепьянные знаменитости поют или играют для 10-15-ти собравшихся в зале меломанов. Причем, на качестве исполнителя это не сказывается. На то они и знаменитости, что не умеют халтурить.

Халтуры не было и у нас - мы работали и отвечали на вопросы в течение полутора - двух часов. Говорю "мы", потому что имею отношение к этому событию и хорошо знаю сборник, о котором идет речь, так как являюсь его автором и редактором. Готов подписаться под каждым произнесенным тогда словом и показанным кадром. Единственное, о чем приходилось жалеть, что общение не выходило за рамки научно-популярной лекции, так как в зале не было ни банкиров, ни крупных менеджеров, ни людей, принимающих государственные решения. А нужны были именно они, так как необходимые для реализации идей Г. Халидова инвестиции измеряются миллионами долларов и под силу только государству. А как еще можно иначе принять и воплотить в жизнь, например, программу перестройки отечественного торгового флота с однокорпусных судов на трехкорпусные, тримаранного типа. Или начать выпуск безопасного самолета, оборудованного средствами коллективного спасения пассажиров, их аварийной эвакуации. Ну хоть бы для президента России один такой самолет построить - во всем мире бы Путину завидовали!

Участников февральской презентации в Национальной библиотеке удивляла не столько масштабность услышанного и увиденного, сколько то, что эти идеи родились, были высказаны и доведены до уровня патентов в их родной Махачкале - еще одно подтверждение пословицы про судьбу пророка в родном Отечестве. А между тем эти проекты прошли научно-технические и экологические экспертизы, демонстрировались на международных выставках и конференциях различного уровня и получили там признание. Все они основаны на новейших изобретениях XXI века и имеют патентную защиту.

Масштабы сделанного Г. Халидовым за последние три года если не поражают, то уж наверняка впечатляют: 36 изобретений в области судостроения, 20 - в авиации, 3 - в добыче и использовании антарктического льда, 4 - по компьютерным технологиям. Всего за это время сделано около ста (!) заявок на изобретения и получены патенты на 75 изобретений. Необычайная инженерная творческая активность и плодовитость! По американским понятиям 2-3 патента на изобретения открывают их автору дверь в интеллектуальную элиту общества, обеспечивают моральную и материальную поддержку. У махачкалинца Г. Халидова этих патентов десятки, они переплетены в особые папки и читаются как увлекательная фантастика, но говорить о причастности их автора к элите не приходится.

Стоп! Хватит восторгов и панегириков: в этой смелости проектов и масштабности и кроется, по-моему, их недоступность - они сильно опережают время. Попробуй убедить авиастроителей начать встраивать в корпуса лайнеров автономные камеры спасения пассажиров; или отстреливать винт аварийного вертолета и спускать его корпус на парашюте. Используя необычайные эксплуатационные и мореходные свойства тримаранов, Гамид Юсупович предлагает сделать именно их основой конструкции морских транспортных судов XXI века. И это очень заманчиво! Но кто решится сейчас на закладку хотя бы одного опытного тримарана - сухогруза? Особенно если учесть кризисное состояние отечественного судостроения. Используя тримаранный флот, Россия сможет стать мировым монополистом по доставке антарктического льда в вододефицитные районы мира (потребность в питьевой воде растет непрерывно!), скажем, в Саудовскую Аравию - это детально просчитанный проект Г. Халидова "Живая вода". Но кто предложит эту совершенно реальную разработку правительству и деловым кругам Королевства? Снова и снова приходится говорить о необходимости принятия государственных решений.

Наблюдая в течение последних двадцати лет за творческим фонтанированием Халидова, я при появлении и обсуждении очередного глобального проекта (а представленный в Национальной библиотеке проспект изобретений так и назывался: "Глобальные проекты инженера Халидова") робко, но настоячиво просил его изобрести что-нибудь попроще и доступнее: скажем, утюг на солнечной энергии, затяжку для брюк, очередной мертвый клей… Ну что-нибудь такое, что необходимо всем и сейчас, и что можно продать. И вот я дождался: Гамид, как говорится, "на бис" изобрел новую почту - ни больше, ни меньше. Правда, проект настолько универсален, что снова тянет на уровень глобального (как никак семь изобретений). Тут уж ничего не поделаешь - такой у изобретателя масштаб.

Но вернемся к нашим письмам, не написанным и не отправленным. Чем мы были недовольны, высказывая претензии к электронной почте? - Отсутствием конфиденциальности. А чем нас "достала" старая почта с конвертами? - Тихоходностью, неоперативностью, крайней медлительностью. Так вот Г. Халидов одним ударом устраняет недостатки первого и второго вариантов и использует только их достоинства - быстроту и секретность. На деле это может выглядеть так.

Представьте, что с уже написанным или напечатанным на листке бумаги письмом, вы подходите к устройству для отправки корреспонденции - "почтофону" (рис. 1). Вставляете карточку оплаты или жетон, как в таксофоне, и набираете на клавиатуре адрес получателя. Затем вставляете письмо в специальную щель почтофона, где оно сканируется, выползает обратно и остается вам на память. Нажимаете кнопку "отправка", и копия вашего письма за несколько секунд в электронном виде через сеть Интернет поступает на "почтофон для приема корреспонденции", который установлен в ближайшем к получателю почтовом отделении (рис. 2). Вот здесь и происходит то, что отличает изобретенную Гамидом Халидовым почтовую систему от электронной почты; ваша корреспонденция автоматически воспроизводится на бумаге, автоматически же запечатывается в конверт с адресом и выдается на лоток почтальону для доставки его получателю.

Говоря техническим языком, "почтофон для отправки корреспонденции" представляет собой устройство, объединяющее процессор, сканер и модем, а "почтофон для приема корреспонденции" - процессор, модем , принтер и конвертовальное устройство. В итоге эти технические решения объединили главное достоинство старой доброй почты - конфиденциальность письма - со скоростью почты электронной. То есть, ваше письмо, практически, мгновенно доходит до любой точки земного шара, где стоит "почтофон для приема". Ну а далее все зависит от оперативности местных почтальонов.

Еще один важный аспект: пользователи Интернета (их в России около 5 млн.) могут обходиться и без "почтофона для отправки", посылая свои письма через специальный почтовый сайт в "почтофон для приема", где оно будет также запаковано в конверт и доставлено адресату. Подобно таксофонам почтофоны могут устанавливаться повсюду: в учреждениях, учебных заведениях, крупных компаниях, санаториях, вокзалах, поездах, на морских судах, самолетах, гостиницах и т.д.

По замыслу автора, на первом этапе необходимо установить хотя бы по одному почтофону для приема корреспонденции и по десять почтофонов для отправки - во всех центральных отделениях почтовой связи субъектов России. И вот здесь начинается самое драматичное: ни одного передающего, ни, естественно, десяти приемных устройств в природе пока не существует. Их еще предстоит создать, то есть добиться финансирования и согласования, разработать конструкции аппаратов и соорудить их, испытать и получить ожидаемый эффект. Короче, воплотить плодотворную идею в реальный металл и электронику. Помимо массы технических вопросов предстоит ответить и на такой: где все это делать?

Изобретатель считает, что лучше всего; подходит Дагестан, где для реализации проекта есть все необходимое - научно-технический потенциал, свободные производственные мощности, рабочие руки. А главное для республики - реальна возможность стать российским лидером по разработке и выпуску комплексов почтовой связи завтрашнего дня - пока это не сделал кто-нибудь другой. Для ускорения процесса, который еще не пошел, разработан "бизнес-план", согласованный со всеми заинтересованными министерствами и ведомствами, получены их положительные отзывы. Так, министр промышленности и научно-технического развития РДА. Ибрагимхалилов называет систему "Почтофон" "уникальной в области пересылки информации" и согласен с тем, что ее производство можно наладить на предприятиях республики.

Министр транспорта, дорожного хозяйства и телекоммуникационных систем РД А. Аджиев считает целесообразным выделение средств на создание опытных образцов и проведение опытно-конструкторских работ по проекту "Почтофон".

Красноречива оценка профессионалов-почтовиков. Начальник Управления федеральной почтовой связи РД У. Карагишиев называет внедрение "почтофонов" полным техническим перевооружением почтовой службы России, "после чего наша страна станет обладательницей лучшей почтовой службы в мире". УФПС РД гарантирует закупку опытных образцов, их эксплуатацию и доработку.

А председатель президиума ДНЦ РАН, член-корреспондент РАН И. Камилов приводит предварительные расчеты, которые показывают перспективность производства этого почтового оборудования в Дагестане ввиду необъятности рынка почтовых услуг в России и мире в целом (более 40 тысяч отделений почтовой связи в России и около 680 тысяч в мире). Кроме того, надо учитывать, что для России с ее огромными расстояниями возможность исключения транспортной составляющей при пересылке писем является огромным благом.

Три из приведенных выше четырех отзывов о программе "Почтофон" заканчиваются обращением к министру экономики РД М. Ильясову с просьбой "о выделении средств на организацию производства, испытаний и эксплуатацию опытных образцов почтофонов, как первого и необходимого шага к развертыванию их производства в Дагестане".

Мне, как заинтересованному лицу, имеющему благодаря двум кругосветным плаваниям яхтенного капитана Евгения Гвоздева знакомых по всему миру, остается присоединиться к ходатайствам о выделении денег на реализацию проекта "Почтофон" именно в Дагестане. Хорошо, если наша республика будет иметь прямое отношение к осуществлению одного из главных и определяющих человеческих прав - права на общение. То есть, чтобы письмо в Париж или в Ботлих не становилось проблемой. И чтобы это было именно долгожданное письмо, а не дежурная телеграмма и не безликий e-mail.


Вернуться к списку публикаций

 

     © DagTech 2002-2003. Дизайн Компания IWT.