DagTech Глобальные проекты Гамида Халидова
 
russian english
Проекты
Автор

 

РИА 'Дагестан'



РИА "Дагестан"
08.11.2010

Гамид Халидов: "В изобретательской деятельности механизмы разрекламированной модернизации пока не работают"

Большинство дагестанских изобретателей, несмотря на то, что остаются невостребованными в своей республике, да и в стране, продолжают здесь жить работать, создавать, потому что в основной массе это патриоты. Да, им трудно, их изобретения не внедряются, хотя нужны для модернизации отраслей экономики страны, но они верят в будущее и в то, что их работа способствует росту интеллектуального имиджа Дагестана и России.

О том, какова судьба изобретений известного российского изобретателя Гамида Юсуповича Халидова, он рассказал сам в беседе с корреспондентом РИА «Дагестан».

- Давайте начнем с вашего нашумевшего в СМИ изобретения - Почтофона. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

- С удовольствием, учитывая, что РИА «Дагестан» всегда поддерживало меня. Сама идея создания инновационного аппарата родилась 10 лет назад. Начну, пожалуй, с предыстории того, как, с чего вдруг родилась сама идея. На самом деле все произошло довольно случайно. Мы с сыном Уллубием в то время жили в Москве. Как-то в утреннем телевизионном новостном выпуске сообщили, что премьер - министр Великобритании Тони Блэр будет отчитываться в палате общин о реформировании национальной почтовой системы. Признаться, у меня вызвало удивление известие о реформировании лучшей в мире почтовой системы. Помню, подумал, что там еще можно реформировать, если у них и так почта работает как часы. Вечером, когда с сыном возвращались из Патентного института домой, я опять вспомнил об этой новости, и у меня возникла идея, которая оформилась позднее, в итоге, как система «Почтофон». Тут же, на эскалаторе метро станции «Киевская», поделился с сыном своими мыслями и даже спросил, не такую ли систему почтовой связи они собираются реформировать. Уллубию идея очень понравилась. Сын сразу же ее развил и кое-что добавил, и где-то даже напророчил, сказав в тот момент, что это будет наше первое изобретение, которое мы сами воплотим в реальность, а не эти наши разработки в области кораблестроения, авиации и других областях, на реализацию которых нужны господдержка и большие финансовые средства.

Спустя 8 лет на выигранный нами грант «фонда Бортника» мы создали систему «Почтофон». Это аппарат для приема и выдачи писем, Интернет-сайт, компьютер и соответствующее программное обеспечение интегрирующее все элементы системы. Сомнений в том, что система «Почтофон» станет прекрасной альтернативой традиционной почты, ни у кого нет, но и в его внедрении пока, кроме нас с сыном, никто не заинтересован. А это значит, что в этой сфере деятельности государства механизмы разрекламированной модернизации не работают, т.е. коррупция, некомпетентность и застой берут верх над стремлением модернизировать отрасль. С болью в сердце скажу, что так думаю и про всю нашу экономику.

- Интересно, как работает система «Почтофон», в чем её преимущества?

- Должен сказать, что в этой системе объединены преимущества обычной почты – конфиденциальность с достоинством электронной почты – скоростью. Презентация системы «Почтофон» прошла успешно. Нам удалось на деле показать принцип работы совершенно нового вида почтовой связи.

Об этом писали российские и дагестанские СМИ, были сняты и показаны сюжеты на республиканских и российских телеканалах.

Такой вид связи, прежде всего, выгоден нам, россиянам. Его внедрение в производство поможет людям, живущим в разных уголках нашей огромной страны, общаться посредством отправки письма не так долго, как по обычной почте, и не так дорого как, экспресс-почтой. Система «Почтофон» может принять на себя 70% оборота почтовых отправлений. А на сегодня это более одного миллиарда писем в год и сотни миллионов рублей расходов на их транспортировку.

Аппараты по приему и выдачи писем можно будет устанавливать в почтовых отделениях, в учреждениях, в больницах, на вокзалах, в воинских частях, пограничных заставах и т. д. Небольшие по размеру аппараты по отправке писем похожие на терминалы по оплате мобильных телефонов, могут устанавливаться везде, как и терминалы по оплате.

Например, отправка письма из Махачкалы в Москву будет осуществляться в следующем порядке. Вставляется карточка оплаты в аппарат для отправки писем, затем лист бумаги с написанным от руки или с отпечатанным текстом вкладывается в сканер аппарата, который после сканирования возвращается к отправителю. Далее набирается адрес получателя с индексом почтового отделения, куда через Интернет отправляется электронный файл письма. В почтовом отделении связи Москвы файл попадает в аппарат для приема корреспонденции, где в течение 1 минуты, без доступа оператора, автоматически распечатывается, распечатка вкладывается в конверт, запечатывается и выводится из аппарата. Почтальону остается доставить письмо по указанному адресу. Если в режиме телеграммы, то немедленно, а так – по графику работы, в течение дня.

А на сегодня нам удалось реализовать вариант системы, где для отправки письма используется обычный компьютер, подключенный к Интернету. Во время испытаний и презентации системы люди из разных стран мира и городов России заходили на наш сайт в Интернете и отправляли письма в Махачкалу на аппарат по приёму и выдаче, который в течение 20-30 секунд выдавал их в запечатанном конверте. Один аппарат по приему и выдачи писем без ремонта способен будет обработать 1 млн. писем, то есть он себя оправдает очень быстро, за 2-3 года.

Мы уверены, что внедрение этой системы способно кардинально изменить развитие почты. Предоставляемые этой системой почтовые услуги увеличат количество пользователей почтовыми услугами и сети Интернет. Вместе с тем, отпадет необходимость доставлять почту любым видом транспорта в самые труднодоступные районы, уголки. Письма доставит без участия человека сам электронный почтовый аппарат.

Я еще раз хочу подчеркнуть, важность и необходимость внедрения этого изобретения. В России более 40 тысяч отделений связи и представьте себе, насколько бы мы выиграли, если модернизировали все эти отделения. Ведь мы сейчас очень сильно проигрываем в оснащении той же почтовой связи, предприятий. В отличие от зарубежных производств, оборудование у нас старое, наши предприятия работают непроизводительно. И если мы хотим, чтобы у нас что-то покупали, и мы были конкурентоспособны в мире, нужно проводить модернизацию не на словах, в тезисах, с высоких трибун, а на деле внедрять передовые отечественные разработки и технологии.

Что касается системы «Почтофон», то это, прежде всего, большие объемы производства, а также экспортный потенциал. Она будет востребована, прежде всего, в таких странах, как Китай и Индия с их миллиардами населения. Мы обосновали выгодность реализации проекта, но почему-то идет игнорирование со стороны республиканских властей. Я ни на минуту не сомневаюсь в том, что если наша республика вынесет этот проект федеральный уровень, то от этого только выиграет.

В Пятигорске с 9 по 10 ноября пройдет региональная выставка-конференция «Развитие рынка современных услуг на основе перспективных телекоммуникационных технологий. Инновационные решения, тенденции, проблемы». По поручению А.Г.Хлопонина устраивает её Федеральное агентство связи совместно с НОУ УНЦ «Содействие».

Почему бы нашему правительству не воспользоваться ситуацией и показать вице-премьеру и руководству Федерального агентства связи наше изобретение в работе? Имея определенное представление о кругозоре и деловой хватке вице-премьера, не сомневаюсь в его поддержке этого инновационного по сути и глобального по масштабу проекта.

- Вы сами пытались кого-то заинтересовать, найти инвесторов?

- На базе наших существующих предприятий наладить такое производство вполне возможно. Мы надеялись заинтересовать наше руководство с тем, чтобы оно представило проект на федеральном уровне и предложило федеральную программу по «почтофонизации» страны. Но дальше разговоров все это не продвигается. Почему-то никто не хочет видеть масштабность проекта, его выгодность. Я понимаю, что нашим руководителям, не имеющим инженерного образования, трудно ориентироваться в технических вопросах. Но ведь можно создать на уровне республики орган, куда войдут ученые, способные отбирать перспективные проекты в разных областях науки и техники. И пусть своим авторитетом и положением будут отвечать перед республикой за свои решения.

Помимо того, что мы первыми начнем производить такие аппараты в мире, и это положительно скажется на имидже республики и на её инвестиционной привлекательности, будут созданы для нашей молодежи тысячи и тысячи новых высокооплачиваемых рабочих мест. Это разве не шаг к стабилизации и миру, не шаг в сторону ухода от дотационности?

Вы задали вопрос, пытались ли мы кого-то заинтересовать. Так вот, в России есть всероссийский конкурс, называемый «Зворыкинский проект». Это общероссийская молодежная программа, направленная на развитие и внедрение инновационных технологий в экономику нашего государства. Мой сын тоже является изобретателем и соавтором 67 изобретений. Кстати, он принимает в проекте активное участие и даже стал представителем «Зворыкинского проекта» в Дагестане. Представленный им на всероссийский конкурс проект «Почтофон» на сегодняшний день находится на 22 месте. Если учитывать, что проектов - 2,5 тысяч, а экспертов ориентируют на поддержку модных на сегодня нано- и биотехнологий, то 22 место, думаю, весьма почетно. А во что это дальше выльется, пока не предугадаешь.

- Какой стартовый капитал необходим для производства вашего поистине уникального ноу-хау?

- Мы подготовили бизнес-план. На реализацию проекта необходимо порядка 45 млн. рублей, которые окупят себя буквально за 2-3 года. За эти деньги, буквально за один-два года аппаратами приёма и выдачи письма можно оснастить все главные почтовые отделения крупных городов, что коренным образом уменьшит нагрузку на сортировочные станции. Три года назад нам удалось заинтересовать системой «Почтофон» руководителя почтового управления по Дагестану. Он с этим проектом был в «Почте России». К сожалению, на том уровне все и закончилось, так и не успев начаться. Не побоюсь сказать, что они всячески «отмахиваются» от таких новшеств и закупают устаревшее оборудование на Западе. А как и ради чего это делается, мы все прекрасно понимаем. Пока в стране такая порочная практика будет процветать, разговоры о модернизации лучше не вести.

Что меня удивляет, что наши СМИ гораздо прогрессивнее, чем чиновники.

- Есть очень перспективная площадка для продвижения интересных проектов, скажем, тот же Сочинский форум, в котором принимает участие Дагестан. Не возникало желание принять участие?

- Вы затронули интересный вопрос. В августе 2006 года я увидел по телевизору выступление тогдашнего президента России Путина, в котором он говорил, что в середине сентября подпишет новую программу развития судостроения России. А поскольку мы с сыном авторы 54 изобретений в области тримараностроения и имели информацию, как наши изобретения увели в США, и как там пошло развитие программы по строительству тримаранов, мы в срочном порядке отправили Аналитическую записку «Транспортные тримараны. Перспективы развития и теряемые приоритеты» с сопроводительным письмом председателя ДНЦ РАН в адрес Российской академии наук и министра обороны Иванова. Потом получилось так, что Аналитическая записка и проспект с моими инженерными проектами попали к Козаку, и от него к президенту Путину, когда он в конце августа отдыхал в Сочи.

Своими глазами вижу по телевизору, если не изменяет память 29 или 30 августа, как президент Путин во время отдыха в Сочи принимает тогдашнего президента Дагестана Муху Алиева и спрашивает, мол, почему вы такие интересные проекты не представляете на Сочинский форум. Наш президент был в курсе в этих изобретений, ему они ранее передавались, но не были им поддержаны. Через 3 дня меня пригласили в минэкономики Дагестана. Они взялись за подготовку проектов к форуму, подготовили даже рекламные проспекты. Думал, лед тронулся. Однако на форум уехали без меня. Так и спустили все на тормозах. Больше меня по этому поводу никто не беспокоил.

Как стало мне позже известно, дагестанская делегация сделала ставку на «Немецкую деревню» и отвлекать от неё внимание инвесторов посчитала нежелательным. Что из этой стратегии вышло, все в республике знают.

- А сколько у вас изобретений, и в каких областях? Что за корабли - транспортные тримараны, и что они могут дать республике?

- Более 50-ти в области судостроения, 21 – в авиации, 10 - в области информационных технологий. В целом на сегодняшний день 102 изобретения. Более подробно о них можно почитать на моем сайте www.khalidov.net.

Мои идеи по тримаранам реализуются заграницей. Сейчас в Америке, Австралии и Англии тримараностроению уделяется большое внимание.

Тримаран – это трехкорпусный корабль будущего. Он скоростной, высокоманевренный и практически не потопляемый. Если один и даже два корпуса повреждены, тримаран остается на плаву.

Конструкции транспортного тримарана - транстрима существенным образом расширяют наше былое представление о судне и его возможностях.

Это тримараны, способные грузить и разгружать многотысячетонные единичные груженые плавсредства барконы способом шлюзования, а также через открывающиеся носовые или кормовые трюмные створки, через раскрывающиеся створки днища трюма. Разработаны конструкции, где центральный транспортный корпус тримарана отсоединяется и ставится под разгрузку, а образовавшийся «временный» катамаран на соседнем причале присоединяется к аналогичному уже загруженному транспортному корпусу, и тримаран отправляется в порт назначения.

Применение в транспортных тримаранах подводных межкорпусных крыльев, позволяющих регулировать осадку судна, придаст тримарану способность проходить мелководье и ранее недоступные морские каналы.

Хорошую перспективу имеют транспортные тримараны речного класса и класса «река-море» в деле возрождения системы внутренних речных перевозок. Одной из главных проблем, препятствующей росту скорости речных перевозок, является разрушение береговой линии волнами, образующихся от корпуса судна и его винта. Применение речных транспортных тримаранов снимает это проблему, так как найденные технические решения решают эту задачу. А отделяющийся транспортный корпус или часть его избавляют судно от простоя.

Как видим, перевозка морских грузов транспортными тримаранами станет более выгодной по сравнению с перевозкой грузов обычными судами, что, в случае интенсивного строительства транспортных тримаранов, позволит морскому транспорту успешно конкурировать с другими видами транспорта в XXI веке.

Что касается перспектив тримараностроения в республике, уверен, что строительство и эксплуатация такого инновационного продукта, как транспортные тримараны, из-за масштабов производства, емкости внутреннего рынка и экспортного потенциала способно вытянуть за собой экономику не только Дагестана, но и России. Это позволит решить и поставленную перед республиканской властью задачу - до 2020 года поднять уровень жизни дагестанцев вдвое. Чтобы этого добиться, республики необходимы очень большие проекты, которые были бы выгодны и стране. Вот такой стратегический по масштабу и инновационный по содержанию проект, к нашему счастью, у республики есть. Это - обустройство, развитие и эксплуатация международного транспортного коридора (МТК) «Север-Юг» и создание для реализации этих задач судостроительного кластера по строительству транспортных тримаранов. Если государство станет главным акционером проекта и предложит государственные гарантии, то, уверен, никаких проблем с частными инвестициями не будет. Когда инвестору будет ясно, что на страже этого проекта стоит вся мощь государства российского, что это его политика, тогда он будет уверенно вкладывать деньги в любые проекты.

В марте 2009 г. на своем заседании Экономический совет при президенте республики поддержал проект и рекомендовал правительству республики предпринять необходимые шаги по его реализации. Но до сих пор ничего не сделано. Вот так и развиваемся и модернизируемся.

Мною также запатентован способ спасения людей в случае аварии самолета. Суть способа в том, что пассажирский салон встроен в фюзеляж самолета как капсула. В случае аварии, если летчик или компьютер проанализировав ситуацию, принимают решение об эвакуации, вступает в действие соответствующая программа по эвакуации, по командам которой капсула герметизируется, фюзеляж за доли секунды разрезается, принудительно выводимые тормозящие и посадочные парашюты обеспечивают мягкую посадку и спасение людей. Есть разные варианты. В США по такой схеме уже спасают легкомоторные самолеты.

Есть и другие интересные изобретения, но обо всем за раз не расскажешь.

- Интересно, что вами движет во всех ваших изобретениях и как не угасает желание продолжать заниматься тем, от чего пока не получаете отдачи?

- Однозначно - не деньги. Считаю, что живу насыщенной, творческой жизнью, поскольку занимаюсь тем, к чему имел склонность и о чем всегда мечтал. Изобретаю, размышляю и пишу о строении атома и Вселенной – это из области теоретической физики, работаю над вопросами повышения эффективности экономики – а это из реалий практической жизни. Пять лет назад вместе с сыном издали книгу «Стремление к знаниям», куда вошли ряд наших работ и проектов. Не отрицаю, что к сожалению, пока за свои труды не получаю ни денег, ни признания, ни поддержки. Они могли бы дать больше возможностей для реализации идей и изобретений в жизнь. Но, по-другому жить не получается, да и не хочется. Но и мысль, что моим землякам-дагестанцам оставлю значимые достижения в науке и технике, тоже греет, хотя все чаще одолевают сомнения, что деградирующая система образования республики, сможет привить молодым поколениям дагестанцев уважение к науке и желание ею заниматься.

Мне нередко задают вопрос, не возникало ли желание, как у многих наших ученых, изобретателей, уехать за границу, где есть колоссальные возможности. Я понимаю, что следует реализовать то, что придумал и еще предстоит создать, открыть. Но все еще надеюсь на нашу страну и нашу республику, точнее на власть. Может быть, и напрасно надеюсь. Ближайшее будущее покажет. Нас воспитывали как патриотов своей страны. Плюс дагестанский менталитет с его приоритетами и ценностями. Да и с другой стороны, если интеллигенция будет покидать Дагестан, то положение республики будет только усугубляться. В России пока видят в нас, и видят справедливо, только иждивенцев. Но если республика сможет предложить стране для внедрения новые изобретения и масштабные инновационные разработки, то это мнение удастся изменить.

-Как давно вы занимаетесь наукой?

-Откровенно говоря, я в науку пришел уже в зрелом возрасте, в 49 лет. Как-то разом все бросил и сказал себе: «Хватит, я устал от суеты». И вот уже более 10 лет занимаюсь тем, чем занимаюсь. Это ни с чем несравнимое состояние духа, ни с какими деньгами и другими мирскими благами.


Вернуться к списку публикаций

 

     © DagTech 2002-2006. Дизайн Компания IWT.